10 апреля 2012 г.

Древняя Византия


Учебное сочинение по истории костюма (древняя Византия) - урезанный вариант.
Не знаю, насколько удачно вышло, но решила поделиться на свой страх и риск)
Огрехов и неточностей немерено.


     Туманный и уже немного прохладный осенний вечер растекается за моим окном. Я сижу у очага и греюсь. Все домашние отошли ко сну. Дневная суета больше не тревожит.
     И мне бы стоило отдохнуть, потому как завтра неизменно в поле. Ведь ячмень, как известно, сам себя не соберет, а совсем скоро начнутся первые заморозки.
     Однако все мысли о тяжких трудовых днях не особенно занимают и тревожат меня в этот вечер.
     Я продолжаю смотреть на огонь. Танцующие языки пламени такие живые и яркие. Даже на склоне лет я не утратила свое буйное детское воображение. Огонь всегда будит во мне вереницу воспоминаний. Восторженных, но светло-грустных воспоминаний.
В языках пламени мне чудятся люди в неповторимых нарядах, которые снуют по городу, ездят на телегах, повозках и экипажах, восседают верхом. Они спешат на рынок, в церковь, к ремесленникам и еще по сотне разных дел.
О, что это за дивный был город! Он был пропитан величием, богатством и красками. Да, я вспоминаю великолепие Константинополя, когда он только-только стал столицей нашей Империи.
     Я прекрасно помню эти времена. Еще совсем молодой девушкой я часами наблюдала за самыми разными жителями нашей столицы.
     В ту пору я помогала матери, торгуя на рынке медовыми грушами и сочными яблоками из нашего маленького сада.
Я помню старого торговца-араба по соседству со мной. Это был довольно склочный старик. Деньги имел большие, но не похоже было, что он им по-настоящему рад.  А вот чего у него не отнять, так это его прекраснейший и разнообразный товар.
     А торговал он восточными тканями.
Самой популярной был шелк. Шелковые материи у него имелись на любой вкус: с квадратами, кругами, звездами, арабесками и растительными орнаментами. Для самых искушенных покупателей у него имелись блестящие, затканные парчовые рисунки,  которые оттенялись пестрым шелковым шитьем.
Даже христиан не миновала эта страсть к роскоши, и я не однажды видела, как люди украшали свои одеяния целыми картинами из Священного Писания.
Так же у него имелись великолепные шерстяные, шелковые, парчовые ткани и ковры. Фактура их была разнообразна, но в основном они были плотные и тяжелые, затканные или вышитые металлическими нитями и драгоценными камнями.
Часто я слушала его, раскрывши рот, потому как он рассказывал о том, чего я никогда не смогла бы повидать.
Дорогие шелковые ткани, конечно, имели право носить только высокие сановники, а самые дорогие  - только члены императорской фамилии, - так мне однажды рассказывал тот араб, когда ему нечем было занять себя, кроме беседы.  В Европу эти материалы попадали, прежде всего, как ценные дары для королевских дворов. Иногда эти драгоценные материалы попадали в к нам и другим путем. Например, случайно, во время военных походов либо через международную торговлю.

     Парча так же была популярна среди его товаров. Чаще всего она была украшена геометрическими мотивами из кругов, квадратов, крестов и звездочек, либо стилизованными животными и растениями.
Еще он рассказывал о золотоузорной парче и цельнозолотом алтабасе  -  самых роскошных золотых тканях, напоминающих тонкий металлический лист. Костюмы императора и высокой знати целиком изготовлялись из этих тканей.
Даже сейчас у меня кругом идет голова от разнообразия расцветок и оформления его тканей. Там были изображения животных - львов, слонов, быков, орлов, уток, павлинов, грифонов, фениксов. Они вписывались в круги, многоугольники, ромбы. Часто фигуры животных располагали парами лицом друг к другу.
Со временем у него появлялись ткани с узорами религиозными - крестами, ангелами.
Расцветки поражали разнообразием сочетаний, огромным количеством цветов и оттенков. Высоко ценился пурпур, его темно-красные оттенки были цветом одежды нашего императора. Для узоров использовались яркие, насыщенные контрастные цвета - желтый, коричневый, белый, черный, кремовый.
Помню одного молодого человека, что часто заглядывал в ту лавку:  высокий, светловолосый, с широкими плечами и красивыми чертами лица. Одет он был в белый хитон с узкими длинными рукавами, поверх был талар, искусно отделанный пестрыми полосами по подолу, рукавам и вороту, поверх был накинут расшитый узорами оранжевый плащ , подколотый блестящей драгоценной фибулой с неизвестным мне символом, так же и на плаще был вышит драгоценными нитями чей-то герб. Этот юноша набирал множество далеко не самых дешевых тканей, для некой знатной дамы.
Конечно, не все клиенты араба могли позволить себе роскошные ткани. Простые рабочие, ремесленники и крестьяне покупали недорогой шелк, который производили тут же, в городе.
Женщины ходили в светлых туниках, иногда подколотых на груди, или замысловато подвязанных. Далее одевали хитон, верх которого накидывали на голову, подобно капюшону.  Иногда поверх накидывали плащ-мантию, однотонную, с расшитым низом.
Для мужчины это была туника и поверх нее талар. Все, конечно, из простых тканей, зачастую без украшений. Так же носили узкие штаны, которые подвязывали шнурком на поясе.
И у мужчин и женщин на ногах сапоги или мягкие башмаки, либо сандалии.

     Но и за фруктами ко мне приходили самые разные люди.
Особенно примечательна была одна дама в возрасте, которая пришла с юным мальчиком – как видно ее слугой, и купила все яблоки, что я принесла для торговли на день.
Одежда ее была очень пышна и красива. Ее туника до самых ступней была богато украшена вышивкой и отделкой по краям.
Плащ был наложен сзади на оба плеча, а концы спереди заброшены крест-накрест назад. Из-под плаща виднелись широкие рукава столы. Ткани были блестящие, с дивными геометрическими узорами. На голове ее был чепец, полностью скрывающий волосы. С него свисали обрамляющие лицо валики из двухцветных лент.
Дама была щедра и вежлива, а я очень смутилась, перед  такой грацией. Араб явно узнал, кто это была, но мне отчего-то не захотел рассказывать и лишь с завистью хмыкнул и сверкнул глазами.

     И вот отблеск тех глаз я замечаю в догорающих поленьях. В воспоминаниях я унеслась весьма далеко.
     Думая о тех временах, я грустно поглядываю на свою истрепанную рабочую тунику из старого дешевого шелка. Но я с улыбкой вспоминаю о паре припрятанных кусков той прекрасной материи из лавки араба, которые я купила на деньги загадочной роскошной византийки.  И скоро я передам мои небольшие богатства дочери, что бы и она могла ощутить хоть кусочек того великолепия, что мне довелось повидать в самый расцвет великолепного Царьграда.

3 комментария: